GPIB.ru
  Назначение и описание История Линейка продуктов Читальный зал  


Назначение и описаниеИстория GPIBСтандарт 488.2Приборы и линии управления GPIBЯзык программирования приборов SCPI

National InstrumentsПроизводительность GPIB системНадежность GPIB системПродуктивность GPIB систем

Линейка продуктов

Дополнительная информацияПроблемы GPIB и SCPIДругие шины и технологии

Читальный зал Космонавтика и научный эксперимент


Космическая лепёшка

Глава из фантастического романа Татьяны Латуковой
«Небо в алмазах»

Книги Татьяны Латуковой - весёлые и грустные, лёгкие и закрученные, иногда ностальгические, а иногда и мистические. Роман «Небо в алмазах» открывает трилогию «Мост Бизона» - фантастическую историю, иронично обыгрывающую голливудские штампы и нарушающую классические схемы развития сюжетов. Читается легко, воспринимается непринуждённо, рекомендуется для чтения во время отдыха или напряжённой учёбы - для переключения и отвлечения. Возраст читателя значения не имеет, Латукова нравится как поклонникам старой доброй советской фантастики, так и подросткам, только открывающим для себя мир записанных фантазий.

Основные темы трилогии «Мост Бизона» - техногенные катастрофы, выживание в суровых условиях, поиск врагов, подмена имён и масок, правительства и изгои, межзвёздные путешествия и всевозможные инопланетяне. Может показаться, что это слишком причудливый коктейль, но он увлекательно собран и привлекательно подан, читается на одном дыхании, оставляя светлые чувства и добрые эмоции.
Резюме: читать, однозначно читать.

Фантастический цикл «Мост Бизона» и другие книги:
Бесплатная библиотека Татьяны Латуковой



Исполинский корабль втянул в один из своих трюмов шлюпку, и Грэг занялся привычным делом врача. Эдуард позаботился о том, чтобы заранее подогнать к ангару больничную капсулу, но едва по поверхности модуля пробежали первые сведения по диагностике, ящер выругался и треснул хвостом по полу:
– Она чужая…
Нервная реакция Тейлора его удивила:
– Сам ты ящерица… Сделай что-нибудь!
– Я делаю. А тебе рекомендую занять свой стеклянный домик. И поспать в нём трое-четверо суток. Для начала.

Тейлор поморщился и, тяжело ухватившись рукой за переборку, отрицательно покачал головой:
– Успеется ещё. Вы с Эдом одни?
– Мне некогда было собирать по космосу твоих подельников. Федералы прочитали твой сигнал раньше нас. Ты бы ещё камнями на песочке выложил: «Я здесь». И феды не могут не понимать, что мы не просто так сюда зарулили. Твоё спасение будет стоить мне очередной дозы греума.
– Я помню, что он на тебя не действует. А вот надписи камушками на песке – гениальная мысль! Обязательно выложу в следующий раз, когда так глупо попадусь.

Грэг, убедившись, что система жизнеобеспечения бессознательной пациентки работает должным образом, невыразительно спросил:
– Что с ногой?
– Сломана.
– Давно?
– Да. Сколько кораблей прислали федералы?
– Три. Один крейсер и два транспортника.
– Стоп. А тоннель они не собираются восстанавливать?
– Нет. И даже больше, они успели выставить маркировку запрещённой зоны.
– А это зачем?
– Спроси сам. Полагаю, они расстроились до невменяемости, осознав, что потеряли твоё тельце.
– Ой-ой.
– Не то слово. Странное дело, но первое место, куда они сели, совершенно случайно оказалось развалинами одного секретного центра по биоинженерии. Помнишь, что такое объект «Б»? По слухам, туда незадолго до катастрофы доставили кого-то очень важного. А сейчас останков этого важного обнаружить не удалось.
– Незадача.

– Слушай, а расскажи мне, что ты сделал? Как ты разнёс целую планету ну совсем уж голыми руками?
– Лестно, что я так велик в твоих глазах. Но я не бог, дорогой мой друг. Я ничего не разносил. Я в питательном бульончике плавал. На специальной трубочке привязанный. И, заметь, ещё какое-то время после ката-клизма плавал. И плавал бы до сих пор, но у рабочего класса нервы сдали, и они всем коллективом смотались куда-то, предварительно поотключав половину систем жизнеобеспечения. Если бы они меня культурно разбудили и просветили, что к чему, я бы им, может, подсказал, что мотать им абсолютно некуда. А так я проснулся оттого, что на мой аквариум крыша корпуса приземлилась.
– Как ты выбрался?
– Как обычно. На четвереньках. И если бы на меня одна поганая стенка не рухнула, всё вообще было бы здорово. А так придётся ногу снова ломать.
– Сломаем прямо сейчас.
– Нет. Займись девчонкой. Я подожду.
– Кто она?
– Лиза Гранатова. Из клана тех самых Гранатовых. Наверняка ты слышал россказни о том, как злая любовница горного магната выбросила его нежную возлюбленную в ядовитые заросли. – Так она та самая инвалидка?
Хихикнув, Тейлор пояснил:
– Нет. Она та самая злодейка. Мать золотого мальчика, наследника Гранатовых гор.
Грэг изобразил удивление, хотя в действительности не сильно удивился:
– Ничего себе. И где ты всегда таких подружек откапываешь, а?
– Строго говоря, это она меня откопала. Я уже с тобой мысленно попрощался, знал, что сдохну. И тут с небес спускается моя счастливая звёздочка.
– Тебе чертовски повезло.
Тейлор улыбнулся и самодовольно заметил:
– Мне всегда чертовски везёт.

Татьяна Латукова. Книга из серии «Мост Бизона»


Устроившись в большом кресле, Тейлор блаженно потянулся и с наслаждением вдохнул прохладный воздух, насыщенный неуловимым ароматом трав и зелени. Весна на Орхидее? Хорошо-то как…
Момент испортила взволнованная физиономия Эдуарда, возникшая на экране справа:
– Я сделал снимки с максимальным разрешением. Челнок врезался в склон горы. Пилот мгновенно погиб. Федералы место крушения нашли, но ничего предпринимать не стали. Они считают, что это одно из крушений начала катастрофы.
– Поставь в лист ожидания информацию о том, как будут опознавать и хоронить тела. И организуй Максу Колючке близкое родство с Уильямом Фредериком Бессинциолли. Пусть будет его племянником. Как только будет можно, займёмся похоронами.
– Хочешь поставить памятник?
– Хочу достойно похоронить хорошего человека.
– А ты не хочешь обратить внимание на более актуальные темы? Нет, я понимаю, что ты немного притомился и мечтаешь поспать часиков тридцать. Но что мне делать с федералами? Они шмаляют по нам какой-то дрянью. Запачкали большой иллюминатор в седьмом секторе.
– Ты танцевать пробовал?
– Да-а. Когда мы входили в систему.
– О, боги… В психиатрических клиниках Федерации ожидаются аншлаги ксенофобов. На связь кто-нибудь выходил?
– Командир крейсера. Грэг ему сказал, что он осуществляет акцию спасения, и что любая агрессия в нашу сторону будет расценена как попытка препятствия его гуманитарной миссии.
– Жаль, что Грэг выдал то, что знаком с тобой чуть больше, чем «один раз видел на фотографии».
– У нас не было выбора, знаешь ли. И мы поспорили, что с тобой сделали. Грэг ставил на то, что мы найдем тебя в препарированном виде, и придётся захватывать Великий мир с целью проведения эксперимента по клонированию твоей чёрной души. Я же был настроен на возведение нескольких помпезных пирамид. Ну, вроде той, что осталась на Эрине.
– Ндаа… Пирамиды – это трогательно.
– Так что мне делать?
– Слушай, а как ты всё это время обходился без моих советов?
– А я не обходился. Я в поясе Глоклина висел. Тебя ждал.
– Мог бы очень, очень долго прождать.
– Нет бы «спасибо» сказал.
– Спасибо, братец. Я – твой вечный должник. Давай, разворачивайся, и валим отсюда – но не к цивилизации, а в обратную сторону. Перепрыгни в пустое место между системами, оттуда потом и сориентируемся. Что наши гости делают?
– В девятом ангаре сидят.
– Загони их всех в какой-нибудь из сотых модулей, дай по блоку, пусть пройдут стандартные тесты. Выдели им мыла, шампуня и шмотья побольше. Запусти пару каналов с киношками, только мирными. Из модуля не выпускай. Я посплю часиков тридцать, там решу, что с ними делать.
– А та, что лежит в стеклянном домике?
– Подлечим и вернём в обычный мир.

Грэг сердито вмешался в эту болтовню, возникнув на одном из экранов:
– Я буду оперировать. Здесь и сейчас. Мне нужен весь второй контур на быстрый синтез. И, Эдичка, начни шуршать базами – может, кто-то из её родни уже гулял по нашим мирам?
Эдуард спокойно ответил:
– Мы на отсчете прыжка. Полторы минуты. Ты сможешь начать минут через шесть-семь, как только мы минуем порог перехода. Что-то серьёзное?
– Да. Нет. Не знаю. Вы всё равно не поймёте.
– Где уж нам.
Тейлор нахмурился и заверил:
– Работай, Грэг. Мы хоть в лепёшку расшибемся. Удачи.
Эдуард скорчил гримасу:
– Насчет лепёшки, знаешь ли, не слишком тактично с твоей стороны. То, что некоторые геометрические формы вызывают у тебя ассоциации с продуктами питания, не означает, что следует делать обратную связь и называть совершенное по пропорциям и форме тело словом, подразумевающим неровность, хаотичность размеров и случайность во всём…
В чёрных глазах заплясали золотые смешинки:
– Ты, космическая лепёшка, как был занудой, так занудой и остался. Но ты даже не представляешь себе, как я по твоему занудству соскучился…

Фантастика, детективы, рассказы - на официальном сайте:
Писательница Татьяна Латукова


Главная   • Читальный зал   • Космическая лепёшка. Глава из фантастического романа Татьяны Латуковой «Небо в алмазах»  


  Назначение и описание История Линейка продуктов Читальный зал  
© GPIB.ru, интерфейсная шина общего назначения, 2010-2021
Стандарты и шины контрольно-измерительных приборов и
измерительной аппаратуры: HP-IB, IEEE 488, SCPI.
Контакты
E-mail
Карта сайта